Shutterstock.com Борьба с соблазнами — дело благородное. Но иногда они не просто обусловлены внутренним «я» человека, а заложены у него на генном уровне. Как... На генном уровне. Что мешает человеку бороться с соблазнами?

Shutterstock.com

Борьба с соблазнами — дело благородное. Но иногда они не просто обусловлены внутренним «я» человека, а заложены у него на генном уровне. Как материнская нервозность может повлиять на самоконтроль малыша в будущем? Об этом — в отрывке книги Ирины Якутенко, который публикует АиФ.ru.

Влияние матери

Как вы помните, общая беда всех исследований на человеке — невозможность провести такие же точные и скрупулезные эксперименты, как на животных. Тем более что очень часто в таких экспериментах приходится вскрывать подопытным голову. А напрямую переносить результаты, полученные на мозге крыс или даже шимпанзе, на Homo sapiens можно только с оговорками: все же наш мозг слишком отличается.

А в случае с пренатальным стрессом — так ученые называют стресс, который эмбрион переживает, находясь в матке, — ситуация осложняется еще большим количеством этических запретов. Тем не менее кое-какие выводы сделал уже наблюдательный Гиппократ: он отмечал, что будущей маме очень важно быть спокойной, иначе у ребенка будут проблемы.

А в Китае тысячу лет назад создали специальный «санаторий» для беременных ровно для того, чтобы ничто не могло их потревожить. По оценкам современных ученых, стресс, который мама перенесла, вынашивая ребенка, «дает» почти 15% всех его эмоциональных проблем.

И данные, которые все же удалось собрать — исключительно гуманными и неинвазивными методами, указывают на возможный механизм этого эффекта. Если мама во время беременности сталкивается с сильным и/или постоянным стрессом, мозг ее ребенка будет работать не совсем так, как мозг малыша, мама которого во время беременности не переживала стресс. Кроме того, он будет меньше по размерам, а сам малыш, если его посадить за стол с зефиркой, с большой вероятностью съест ее, не дожидаясь экспериментатора со второй вкусняшкой. То есть он будет хуже сдерживать сиюминутные желания.

Кажется странным, но при беременности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система (ГГНС) куда активнее, чем в обычном состоянии. Более того, чем больше срок беременности, тем выше в крови женщины концентрация кортизола: к третьему триместру она возрастает втрое! ГГНС дополнительно стимулируется плацентой, которая во втором и третьем триместре в больших количествах выделяет кортиколиберин (КРГ). Чем больше в крови кортизола, тем активнее плацента выбрасывает КРГ, раскручивая тем самым спираль на этот раз положительной обратной связи. Однако, после того как беременность переваливает через экватор, экстремально высокие концентрации кортизола начинают подавлять ГГНС — это адаптивная реакция организма, которая не дает ему убить себя чрезмерным откликом на стресс. При этом плод губительного воздействия кортизола не ощущает: фермент плаценты под названием 11-бета-гидроксистероиддегидрогеназа типа 2, или сокращенно 11-HSD2, в режиме онлайн превращает опасный кортизол в безвредный кортизон. Если беременность протекает спокойно, 11-HSD2 перерабатывает до 90% всего кортизола. Но, если мама сталкивается со стрессом, защитный фермент перестает справляться и эмбрион получает кортизоловый «передоз». Более того, чем больше мама нервничает, скажем, из-за того, что боится потерять работу после декрета, тем сильнее падает активность 11-HSD2. Иначе говоря, для младенца опасно не столько само стрессовое воздействие, сколько реакция мамы на него — до определенных пределов ее вполне можно контролировать.
Источник

Нет комментариев

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *