Shutterstock.com Анализ данных, полученных из медицинских учреждений, показал, что пик смертности среди тяжёлых больных приходится на 4 часа утра. Врачи долго не могли объяснить... Загадка утренних смертей. Почему люди так часто уходят в 4 утра?

Shutterstock.com

Анализ данных, полученных из медицинских учреждений, показал, что пик смертности среди тяжёлых больных приходится на 4 часа утра. Врачи долго не могли объяснить загадку утренних смертей.

«АиФ» нашёл человека, который разгадал её ещё в 1950-е гг. Чтобы смертность в его отделении сократилась в несколько раз, Анатолий Зильбер ежедневно приезжал в больницу задолго до начала рабочего дня. Этой привычке один из основоположников медицины критических состояний, создатель первой в стране службы интенсивной терапии, анестезиологии и реанимации не изменяет до сих пор. 87-летний профессор в республиканской больнице Карелии всегда с 4 часов утра.

Бог покровительствует находчивым

«Наблюдая за больными, я понял, что из-за изменения геомагнитной обстановки в это время у всех людей отмечается нестабильность жизненных функций (дыхания, сердцебиения и т. д.), — поясняет профессор Анатолий Зильбер. — Здоровые этого не замечают, а люди, находящиеся в критическом состоянии, уходят из жизни. Чтобы не допустить этого, мы стали назначать таким пациентам профилактическую терапию утром в 3.00-3.30. Немного изменив график работы врачей и медсестёр, мы смогли снизить смертность в несколько раз».

Сколько человек он вернул с того света, Анатолий Петрович не знает, однако первого спасённого помнит хорошо: «У пациента после тяжелейшей операции произошла остановка сердца. После прямого массажа сердца, чтобы убрать жизнеугрожающую фибрилляцию, я воспользовался тем, что в палате подвернулось под руку. Это оказался шнур от настольной лампы. Взял два провода, воткнул их в сеть, коснулся голыми концами сердца — и оно заработало в нормальном режиме». Больной не только выжил, но и спустя много лет после своего воскрешения прислал Анатолию Петровичу письмо с просьбой выдать ему справку, что он… действительно умер на руках у доктора в 1958‑м. Оказалось, что местные врачи при очередном освидетельствовании со словами «да ты здоров как бык, хватит придуриваться» хотели снять с него инвалидность.

На вопрос, откуда он узнал о таком способе реанимации пациентов, Анатолий Петрович отвечает: «Все самые ценные знания в жизни я почерпнул из книг. Благодаря знанию пяти языков читал и работы западных коллег в зарубежных научных журналах. Там встречались статьи по анестезиологии — в СССР этого раздела медицины тогда ещё не существовало. Кстати, после той реанимации я полез в книги и понял, что больной выжил благодаря чуду, а не моим усилиям — для реанимации был нужен постоянный ток, а не переменный. Но Бог, как известно, покровительствует дуракам, к которым относятся и энтузиасты. В то время больным во время операции давали эфирный наркоз. Работая ассистентом у прославленного хирурга Василия Баранова (имя которого сегодня носит республиканская больница), я понимал, что хирургия не может развиваться и совершенствоваться без анестезиологии, и предложил своему учителю по амбулаторной хирургии начать подготовку специалистов-анестезиологов в Институте усовершенствования врачей».

Идея всем понравилась. Поскольку в те годы никто не знал, что такое анестезия, путёвку на специализацию, присланную в Минздрав Карелии, чиновники передали в… Министерство культуры, решив, что анестезиология — это философия, направленная на борьбу с буржуазной эстетикой. После окончания курсов молодой врач остался работать в родном городе.

«В те годы я был единственным врачом-анестезиологом в Карелии, — поясняет Анатолий Петрович. — Уехать куда-либо означало бросить на произвол судьбы своих пациентов».

Начиная с 1964 г. в Петрозаводском государственном университете на базе кафедры анестезиологии и реанимации стали ежегодно проходить семинары по проблемам медицины критических состояний, которые уже через 3 года приобрели статус международных.

На зависть Гарварду

Сегодня у врачей есть техника, которая в 1950-1960-е гг. врачам даже не снилась.

«Нам приходилось создавать приборы для реанимации из подручных средств (теперь это экспонаты музея республиканской больницы) и самим придумывать новые способы анестезии, — вспоминает Анатолий Петрович. — Однажды я применил во время операции приём искусственной гибернации (погружения в „зимнюю спячку“). Позже отказался от этого метода как недопустимо опасного».

Но этот хитрый наркоз прославил Анатолия Зильбера на весь мир. В то время в Кондопожской центральной районной больнице проходил практику студент, который впоследствии стал завкафедрой анестезиологии Гарвардского университета. На своих лекциях гарвардский профессор всегда вспоминает этот нестандартный метод как пример профессионализма, дерзости и находчивости своего карельского учителя.
Источник

Нет комментариев

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *